Курс ЦБ на 26.05: $ 56.30 57.92

22.04.2022 Общество

Секреты воспитания: интервью с начальником подразделения по делам несовершеннолетних отдела полиции № 2 Вологды

Секреты воспитания: интервью с начальником подразделения по делам несовершеннолетних отдела полиции № 2 Вологды

Мария Пашкова, начальник подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН) отдела полиции № 2, работает с несовершеннолетними правонарушителями с 2009 года. Она поделилась с «Вологда.рф» секретами перевоспитания трудных подростков.

пашкова.jpg

- Какие правонарушения совершают несовершеннолетние в Вологде?

- Самое распространенное — это мелкие хищения. Кроме того, часто встречаются появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, нецензурная брань, реже — тяжкие преступления, например групповые кражи.

- Почему подростки идут на преступления?

- Очень многие не осознают, что за всякий поступок придётся нести ответственность. Просто не думают об этом в силу своего возраста и детского ещё, по сути, мышления. Причина скрывается также в том, что взрослые, ответственные за ребёнка, в какой-то момент утрачивают над ним контроль, теряют с ним психологический контакт.

- Можно ли исправить «трудного подростка» и какие способы «перевоспитания» самые действенные?

- Наша статистика красноречиво свидетельствует, что да, можно. Если сравнить, сколько ребят было поставлено на учёт и сколько снято, то будет заметно, что ставится на учёт меньше, чем снимается. Это значит, что несовершеннолетние исправляются. За этой положительной тенденцией стоит труд и инспекторов ПДН, и участковых, и педагогов, и родителей, и самих подростков, которые начинают осознавать, что выбранный ими образ жизни ни к чему хорошему не приведёт.

Способы воздействия лучше подбирать индивидуально. Скажем, кто-то понимает лишь строгий тон и жёсткие формулировки, а с кем-то надо беседовать мягко и спокойно. Очень важно, чтобы у подростков было занято свободное время чем-то по-настоящему для них увлекательным. Это могут быть спорт, трудовые бригады, иные увлечения, лишь бы не сидели без дела.

- Оцените, пожалуйста, работу совместно с молодежным центром «ГОР.СОМ 35» в рамках программы социальной адаптации подростков с девиантным поведением.

- Могу дать только самую положительную оценку, потому что «ГОР.СОМ 35», в силу того, что это именно молодёжная организация, очень хорошо представляет, что сейчас интересует подростков. Например, граффити, воркаут, лазертаг и другие современные увлечения. Ребята с удовольствием ходили в центр на мероприятия. Жаль, что на 2020–2021 годы из-за ограничительных мер во время пандемии проект был приостановлен.

- Подопечные, наверное, хамят, матерятся, лезут драться?

- Это бывает. Но у многих подростков это игра на публику. Вот привозят их в отделение, и, допустим, их 3–4 человека. Кому-то хочется показать свою «крутизну» перед сверстниками, кто-то напуган и находится в стрессе от самой ситуации, кто-то действует по принципу «нападение — лучшая защита». И начинают хамить и грубить. Я работаю в ПДН уже 13 лет и всякого повидала, но с большинством ребят можно найти контакт. С некоторыми я общаюсь до сих пор, хотя они уже и старше 18 лет, и живут совершенно обычной жизнью, ничего не нарушая. Контакты сохраняются и с самими повзрослевшими ребятами, и с их родителями. Важен также личный пример, важно показать, как правильно себя вести. К примеру, я на эти выходные пригласила к себе девочку из детского дома, чтобы познакомить со своей семьёй. У неё нет положительного примера отношения детей и взрослых, так пусть она его увидит. Правда, кажется, пока девочку больше всего заинтересовала наша собака. (Смеётся. — Прим. ред.). Такие встречи, нормальное общение в повседневной обстановке необходимы, чтобы подросток понимал, что можно вырасти, завести семью и жить в любви и взаимопонимании.

- Опишите семьи, из которых приходилось изымать ребёнка. Есть ли что-то общее?

- Злоупотребление спиртным и асоциальный образ жизни. Мы выявляем детей, находящихся в социально опасном положении, например, родители бросили их и куда-то уехали или ушли в загул. Тогда изымаем и передаем в социально-реабилитационный центр «Феникс». Если там нет мест, то в аналогичный центр «Флагман». Совсем малышей до трех лет принимает социальное отделение в Вологодской областной детской больнице, где им обеспечивается соответствующий их возрасту уход. С ребятами постарше обязательно работают психологи и педагоги.

- Были ли семьи, которые с каждым вашим посещением становились всё хуже и хуже в плане условий жизни для ребёнка?

- Не приходилось с таким встречаться, чтоб хуже становилось. Чаще взрослые пытаются исправить ситуацию и сделать так, чтобы детей в семью вернули: лечатся от алкогольной зависимости, улучшают бытовые условия. Другое дело, что есть люди, которые не осознают, что происходит, какая судьба ждёт их детей, не хотят принимать на себя ответственность за них. С такими работать тяжело.

- Вы работали с приёмными семьями. Много там родителей искренних или всё же берут ребенка-инвалида из-за льгот и повышенного пособия на него?

- Ни разу не встречалась с тем, чтобы приёмные семьи брали детей из-за какой-то материальной выгоды. И у нас нет приёмных семей, которые стояли бы на учёте, а вот дети из таких семей есть, потому что бывает такое, что ребёнок, стоящий у нас на учёте, попадает к приёмным родителям. Не всегда мамам и папам удаётся установить контакт с такими ребятами и контролировать их поведение. Иногда даже такое бывает, что приёмные семьи возвращают подростка обратно в детский дом, но это большая редкость. Например, за текущий период 2022 года такой случай только один. Хорошая семья, просто не получилось найти контакт с подростком. Что интересно, оказавшись снова в детском коллективе, в социуме, он стал себя нормально вести. Возможно, конкретно для этого ребёнка воспитание в коллективе более эффективно, чем в приёмной семье.

Наталья Мелёхина
Лента новостей

Сегодня 11:10 Здравоохранение

Еще 54 вологжанина заразились коронавирусом
Система Orphus

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×